Хорги

Хорги

Хорги

Повесть, 1991 год

Язык написания: русский

  • Жанры/поджанры: Фантастика( «Мягкая» (гуманитарная) научная фантастика )
  • Общие характеристики: С использованием мифологии | Приключенческое | Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Россия/СССР/Русь )
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Генетические эксперименты, мутации | Пророчество
  • Линейность сюжета: Линейно-параллельный
  • Возраст читателя: Любой

Череда трагических случаев в некоем дальневосточном городе и его окрестностях — совпадение или чей-то злой умысел? Странные существа в непроглядной тайге — оборотни или результат страшного эксперимента? Эпос коренных народов Сибири в оправе современного любовного треугольника — всё это «Хорги» Елены Грушко.

— условный цикл «Румбы фантастики» > антологию «Замок Ужаса», 1991 г. > Румбы фантастики

artem-sailer, 18 февраля 2014 г.

Не люблю фэнтази и сказочную фантастику. Но Хорги.

Нет, это не просто фантастика, это целый эпос — не придуманный, не взятый «от балды», подогнанный под сюжет, так, как выгодно автору, как делает большинство современных писателей: их идеология, устройство мира нежизнеспособны, картонны, не выдерживают ни малейшей критики.

Тут же каждая строчка пропитана духом Дальнего Востока, верованиями коренных жителей, чаяниями, особенностями образа жизни, понятием Добра и Зла. Автор явно не понаслышке знает о предмете: Елена Арсеньевна родилась в Хабаровске, жила там долгое время. Чувствуется кропотливая работа по изучению культуры родного края, подготовка теоретической базы для повести.

Урбанистические пейзажи с легкого мановения руки Елены Арсеньевны сменяются на тишь (иногда коварную, а иногда и совсем не тишь) тайги. Искусно выведенные взаимоотношения ярких незабываемых героев изящно вплетаются в мелодию дальневосточных легенд. Обилие деталей, слов и терминов из обихода местных жителей придаёт произведению сочный колорит. Кажется, что не только видишь цвета, но и ощущаешь текстуру, слышишь запахи.

Возможно, несколько тяжеловато читается. Помню, примерно так же «буксовал» при прочтении «Башкирских богатырских сказок» — народного эпоса края, где живу. Но это уже, так сказать, издержки, специфика произведения как жанра — современному человеку непросто одолеть язык древних сказаний, такой витиеватый, узорчатый.

Не автобусное чтиво, не для метро эта книга. Тем, кто надумает прочитать, советую выделить под это дело половину выходного дня, лечь на диван, окружить себя тишиной и покоем, отвлекаясь лишь для того, чтобы заварить душистого чаю. Особенно хорошо сочетается с морозом за окном вашей квартиры — звуки вьюги будут помогать проникнуться.

Местами бросает в дрожь от кровожадности, жестокости происходящего в книге, но это качество — один из аспектов бытия человека, существующего бок о бок с дикой природой.

Как автор фантастических произведений, искренне завидую литературным талантам Елены Арсеньевны, её воображению, богатому изысканному языку. В своём творчестве буду стараться хоть немного, но приблизиться к уровню её мастерства.

Повесть «Хорги» рекомендую широкому кругу читателей, как сторонникам фэнтази и сказочной фантастики, так и поклонникам НФ.

Seidhe, 19 ноября 2014 г.

Сложно добавить что-нибудь к отзыву artem-sailer, больно уж хорошо он всё расписал, но я всё же попытаюсь =)))

Бывают произведения, про которые так и хочется сказать, что написаны они «вкусно», ну или «сочно», тут уж кому как больше нравится, так вот «Хорги» — как раз из таких. Читая эту повесть, буквально ощущаешь запах дыма таёжного костра, видишь вспухающих из земли танцующих мухоморных дев, погружаешься в неспешные дальневосточные легенды, пропитываешься нереальностью и ужасом происходящего. В книге много смертей и крови, но нет того смакования подробностей, которое присуще фантастике современной. И повествование ведётся от лица нескольких по-настоящему разных людей, что особенно хорошо проявляется в описании мыслей и чувств шамана тонгасов Филиппа, восприятие которого весьма отлично от городских жителей. На мой взгляд — сильнейшие моменты повести. К недостаткам же стоит отнести некоторую сумбурность повествования, потому как некоторые моменты лично я понял не до конца. В итоге получается, что за содержание надо бы поставить 8, а за язык повести — 10, поэтому остановлюсь на нейтральной 9. И посоветую всем, кому интересны легенды и предания дальневосточных народов (одни только упоминаемые уже мухоморные девы чего стоят =))) потратить пару вечеров на чтение этой книги. Желательно под соответствующее музыкальное сопровождение, благо найти аутентичные «шаманские напевы» на просторах сети по нынешним временам совсем не трудно.

ana-2207, 4 сентября 2009 г.

Книгу прочитала еще в 1994-95 г.г. с тех пор безуспешно пытаюсь найти, чтобы перечитать. Многое забылось но общее потрясающее впечатление осталось

vmihail33, 26 апреля 2009 г.

Прочитал ещё тогда.. Самое странное- это ощущение в горле от шероховато-шипящего, перерастающего в рёв-вой названия рассказа!

Для 17-18 летнего пацана, впечатляющий был рассказ, надолго задело-отозвалось.

arigatoruf, 17 апреля 2010 г.

я прочитала эту книжку совсем недавно. лежала такая потрепанная, старая,никому ненужная. но я очень рада, что заинтересовалась ею. очень большое впечатление на меня произвел рассказ Хорги. такаго я еще не читала):super:

Теперь еще один остался подвиг,
А там… Не буду я скрывать,
Готов я лечь в великую могилу,
Закрыть глаза и сделаться землей.
Тому, кто видел, как сияют звезды,
Тому, кто мог с растеньем говорить,
Кто понял страшное соединенье мысли,
Смерть не страшна и не страшна земля.

Глухой стон вырвался из недр планеты и вознесся к облакам. В смертельном страхе разметались они, растаяли в потревоженном небе.

Стон еще тяжелее, еще горше прежнего вздыбил Шаман-камень, и вот медленно, но неостановимо эта миллионнолетняя глыба обмякла, расслоилась… рассыпалась в прах. Нутро земли взревело, заглушая гром сызнова творящегося Хаоса: треск сломанных деревьев, грохот дробящихся скал, рев взбесившейся реки, вой всего живого, почуявшего последний, смертный миг.

Из глубокой раны, отверзшейся там, где только что величаво высился Шаман-камень, ударил огненный фонтан, и пламя разлилось по морщинам земли, сглаживая их и очищая от грязи, что накопилась в течение лет, веков, тысячелетий.

Рыдания земли не смолкали. Чудилось, она корчится в родовых муках, выпуская погибель свою из собственного чрева.

Ширилась огненная рана, рассекая тайгу от моря Ламского до Урал-камня, и росла, росла…

Неведомые, потайные, глубинные токи взорвали оболочку планеты, вывернули ее, подобно заплесневелому чехлу, наизнанку, и там, внутри, сплющивались, смешивались моря и города, скалы и леса, люди и травы.

Все произошло мгновенно. Никто не успел спастись.

Новые океаны взбушевались, вспенились под пристальным взором почернелых небес.

А стон убившей себя и вновь родившейся планеты еще долго, долго колебал время и пространство.

Но и потом, потом…

Возвращались из Богородского около полуночи. Припозднились, ничего не скажешь! По-хорошему, остаться бы там ночевать, а завтра, по свету, и ехать. Тем более, суббота. Да Игорь и так всю неделю еле сдерживал нетерпение, дулся на Александру, что заманила его в эту командировку, а сегодня и вовсе был не в себе. Ну что же, законное беспокойство: в понедельник начинался вояж по краю международной группы телевизионщиков, а Игорь должен был сопровождать их и делать сюжеты для родного телевидения. Подготовиться, собраться надо? Надо. Это Александре было понятно. Одного она не понимала: почему сама не включена как журналист в группу сопровождения? И не первый уже раз ее обходят. Обидно ведь! Взяли этого мальчишку Войнаровского из редакции информации. Без году неделя на ТВ. А вот Александру, которая уже двенадцать лет…

Да ладно. Даже движением бровей не выдавала она своего недовольства Игорем, сегодня вот тоже безропотно поднялась из-за стола, щедро накрытого в их честь Михаилом Невре, героем ее будущего телеочерка, – и пустилась на ночь глядя в путь.

И Игорь, чудилось, готов был нахлестывать «уазик», чтоб бежал быстрее. Петр Устиныч, осветитель и звукооператор в одном лице, как забрался на заднее сиденье, так и заснул мертвым сном. Водитель, Александрии тезка, мрачно молчал, более всех недовольный ночной поездкой. Строго говоря, уж коли Игорю так невтерпеж, мог бы уехать последним рейсовым автобусом…

Внезапно, словно отвечая мыслям Александры, фары высекли из темноты красно-белый бок автобуса «Богородское-Обимурск», стоявшего на обочине. Салон был открыт, пассажиры толпились тут же.

– Что случилось? – крикнул, притормозив, Саша водителю, который переминался возле открытой дверцы кабины.

Оказалось, автобус встал, и надежно. По счастью, удалось дозвониться до города, из парка уже вышла машина техпомощи и другой автобус – забрать людей.

Читайте также:  Как часто менять пеленку щенку

Можно было спокойно продолжать путь. Правда, кое-кто из пассажиров искательно заглядывал в окна «уазика», но увидев трех человек, теснившихся меж ящиков с аппаратурой, отступал.

Наконец потерпевший бедствие автобус остался позади. «Уазик» снова въехал в позднесентябрьскую тьму. Промельки деревьев обочь дороги, всплески ветвей, мотор гудит, свет фар пытается настигнуть ночь, убегающую по шоссе, но не в силах… А вверху, в давящей черноте, изредка зажигается тусклый глаз луны – и меркнет.

«Михаил, – думала Александра, – Михаил Невре… Повезло, повезло, наконец-то повезло. Главное – никакой чернухи. Надоело уже. Чистый воздух, чистая тайга, чистая душа. Просто раздумья на тему. Но без экологической конъюнктурщины. Хоть бы пленка в брак не пошла. »

И в этот миг Александра увидела его.

Он бежал впереди машины – затяжными, долгими прыжками, как бы взмывая над шоссе. Чувствовалось, что бежит он так уже давно, однако может продолжать бег еще долго, словно и не ощущая ни малейшей усталости.

Это было красивое зрелище, и, пожалуй, Саша сбросил скорость прежде всего потому, что сам залюбовался этим стремительным ночным передвижением. Чудилось, бегущий не вынужден бежать, а властвует над бегом!

«Уазик» тащился следом на малых оборотах, а человек не оглядывался, словно и не замечал бликов света, рокота мотора.

– Ишь ты! Характер выдерживает! – наконец усмехнулся Саша и, врубив дальний свет, хлопнул по сигналу.

Словно бы выстрел грянул, так шатнуло бегущего с обочины! Он не удержался и пал на четвереньки, но тут же вскочил, встал пригнувшись, защищаясь ладонью от света.

Саша пригасил фары, открыл дверцу:

– На приз или от инфаркта?

Тот человек не отвечал. Он отвел руку от лица, но все еще сильно щурился, будто в глаза ему бил по меньшей мере «юпитер», и молчал, стискивая ворот свитера.

– Ты с автобуса, что ли? – спросил Игорь. – Ждать невмочь? Там, говорят, уже другая машина на подходе.

– Как, до самого города решил бежать? – не отставал и Саша.

Незнакомец какое-то время немо двигал губами, прежде чем выдавил:

– Нет… не до… города… Мне тут… я спешу-у… – Он странно протянул это горловое «у-у», но тут же поперхнулся, зажал рот рукой.

– Подвезти? – спросил добродушный Саша то ли бегуна, то ли своих, и те хором отозвались:

Александра вышла из машины, разминая ноги, пока этот человек не взобрался на заднее сиденье и не примостился там, где-то между осветителем, Игорем, «конвасом», штативом и еще бог весть чем. Потом села она – и «уазик» двинулся дальше.

– Недалеко – это докуда? – поинтересовался Саша. – До Черной Речки? Или до Осиновки?

– Совсем уже… близко. Налево свороток… – неуверенно, глухо вымолвил незнакомец. – Я покажу.

Сзади воцарилось молчание.

Александра невольно вслушивалась в него.

Странный человек. То ли испуган, то ли страшно растерян. Хоть бы словечко из вежливости. Нет, не то чтобы ее задевало это молчание. И не скуку дорожную развеять хотелось. Александра, скорее, пыталась даже не голоса расслышать, а понять, что такое – страх ли непонятный, предчувствие ли неведомое, – холодит ей шею. Или просто стылые вздохи осени прорываются сквозь брезент?

Да, осень. Эхо лета и грядущие раскаты снегопадов…

Александра вспомнила, как он стоял, чуть пригнувшись. Серые волосы, серый свитер. Ни кровинки в лице – как говорят, смертельно-бледный. Или это ночь и свет фар играли прихотливо.

А интересно, что там, куда он спешит? Поселок? Станция? Его дом.

Дорога опять металась впереди, и маячили сбоку деревья, словно чьи-то чужие блеклые лица приникали к стеклам – и отшатывались в испуге.

Александра начала дремать.

– Погоди-ка, – вдруг подал голос Саша. – Ты какой левый поворот имеешь в виду? Под «кирпич», что ли?

Крик, вой, рык в ответ!

Александра вскрикнула, падая лицом в ветровое стекло – Саша резко нажал на тормоз, – но успела подставить руку.

Кто-то сильно схватил ее за плечи. Неразборчивые крики сзади, надсадное дыхание…

Не помня себя, Александра вывалилась из машины. Следом вылетело длинное темное тело, мягко приземлилось в прыжке, распрямилось.

Это был их попутчик.

Он обернулся, и Александру ослепил серебристый неподвижный блеск его глаз.

Он вытянул руки – кончики пальцев фосфорически сверкнули… Фары вдруг погасли, будто он ударил по ним.

Александра вжалась в колесо. В машине кто-то взвизгнул, раздался крик:

Александра в ужасе оглянулась, но ничего не увидела.

Фары не горели, но темнее не стало. Все кругом было залито светом – однако не лунным.

Свет – бесстрастный, неживой, древний – словно бы исходил из глубины тайги, пробирался сквозь деревья, как бы окутывал людей, ощупывая их…

Тот человек все еще стоял, глядя через плечо. Тени и бледный свет играли на его лице, и, почудилось, уши его заострились, рот свела судорога. Наконец верхняя губа его приподнялась, он что-то прорычал – позвал, окликнул кого-то?

И люди услышали, как тайга, а может быть, черные провалы небесные, только что затаенно-молчаливые, вдруг отозвались; слаженно:

Незнакомец, крутнувшись вокруг себя, понесся вперед теми же протяжными и стремительными прыжками. Опять из машины, задушенно, страшно:

Александра безотрывно смотрела, как человек на границе света и тьмы пал на четвереньки, по-звериному, еще раз обернувшись, исторг:

Прыгнул – и сгинул в тайге.

Какое-то время еще колебалась на асфальте, словно бы потеряв своего владельца, тень настороженной человеческой фигуры, потом исчезла и она.

Белое сияние внезапно погасло, и вновь завладел округой темный морок ночи.

Александра заглянула в приемную Института Экологии и облегченно вздохнула: Тамары не было на месте. Редкая удача! Теперь есть шанс спокойно поговорить с директором. А то Александра заметила: стоит ей прийти к Овсянникову, как его секретарша с интервалом в две минуты: «Валерий Петрович, вы на такое-то время вызывали такого-то!», «Валерий Петрович, срочно просит приема такой-то!», «Валерий Петрович, Москва на проводе. »

Впрочем, Валерий Петрович и сам замечал, что приходы Александры «активизируют» Тамару. «Ревнует, что ли? – пошучивал печально. – Эх, был бы повод…»

Повод у Тамары, несомненно, был: вот уже лет пять Овсянников откровенно и в то же время, очень галантно домогался Александры, но пока ему удалось завладеть лишь ее искренним расположением. Однако, как это часто бывает с женщинами, Александра ценила его беззаветное поклонение гораздо более, чем позволяла признаться даже самой себе, а потому сейчас, внезапно войдя в его кабинет и не увидев привычной радости на лице хозяина, замялась в дверях.

Впрочем, Валерий Петрович тут же вскочил из-за стола и бросился к ней:

– Сашенька, милая! Наконец-то! Сто лет тебя не видел, утешение ты мое! Такая тоска на душе, не представляешь.

Что-то дома опять? – виновато спросила Александра. Конечно, совесть ее была спокойна перед Светланой Овсянниковой, но все же, зная и о ее лютой ревности, а не только о безобидной Тамариной, она частенько чувствовала себя неуютно.

– Да я уж привык! – отмахнулся Валерий Петрович.

– А почему такое лицо? А худой какой стал! – оглядела его Александра.

– Мы слишком давно не виделись, Сашенька. Я уж больше месяца не живу, а существую. Беда!

– А то, что приехали два человека… с министерской проверкой… и погибли! А с ними мой сотрудник, который их сопровождал.

– Как. Как же? Авария, что ли?

– Случай на охоте, как у Чехова. Или у него – драма на охоте? Нелепая история, никак не могу очухаться.

– А что их на охоту понесло? – недоумевала Александра. – Ну, приехали проверять – так и проверяли бы. Развлекались, что ли? А трезвые были?

– В том-то и дело, что нет, – покивал Валерий Петрович. – Экзотик, понимаешь? Они должны были работать не здесь, у меня, а в Центре… – Он вдруг запнулся, досадливо качнул головой – Ну, в филиале нашем. Это прямо в тайге. А оба гостя заядлые охотники. По перу, как говорится. Главное, я сам звонил перед этой поездкой, чтобы им приготовили лодку. Возле лодки их и нашли. Обоих. У Мурашова спина прострелена. Другой, Козерадский, вроде как взрывом обожжен, тоже изранен. Похоже, в руках у него ружье разорвалось. По мнению следствия, в гильзе оказалось четыре пыжа вместо двух. Бракованная, понимаешь? Двойной заряд, сжат так, что порох деформировался. Ну, ствол разорвало, Козерадский выпал из лодки контуженный и сразу захлебнулся. Остался бы жив, если бы кто-то вытащил его сразу… Да и Мурашова можно было спасти – его ведь только ранило. Тяжело, но только ранило! Но и он утонул. – Валерий Петрович беспомощно хлопнул по столу.

Читайте также:  Хемиантус микрантемоидес фото

– Та-ак, – ошеломленно протянула Александра. – Ну, а третий-то, третий?! Сотрудник ваш? Помочь не мог, что ли? Или не был с ними на охоте?

– А кто его знает, – пожал плечами Овсянников. – Тут я вообще ничего не понимаю. И никто не понимает. Там, где все случилось, камыши. Заводь такая, неглубокая. И в тех камышах нашли куртку Сергея. Ты понимаешь? Я – нет. Что, как – все во мраке. Тут никакой следственный эксперимент не ответил. Куртка есть – человека нет. Конечно, его подозревают. Но так и не нашли! Может, он их спасать бросился и утонул? А где тело? Или вообще не было его там – не любил охоту. Заблудился? Тоже не верится. Он знал наизусть окрестности Центра, и… – Валерий Петрович осекся.

– А что за Центр все-таки? – спросила Александра, почти инстинктивно цепляясь за вторичную заминку Овсянникова при этом слове.

– Странно, что ты не знаешь, – принужденно улыбнулся он. – А еще великая репортерка! Это летняя база нашего института: лабораторийка, пара комнат. Там даже постоянного штата нет, кроме двух сторожей. У нас таких баз по всей тайге – не счесть!

– А где она расположена?

– В районе Богородского. Километрах в ста. На повороте «кирпич» – экологически чистая зона.

– Ясно, – кивнула Александра. – А там для меня ничего нет – такого-этакого? Изюминки?

Валерий Петрович помолчал, потом пожал плечами и криво улыбнулся:

– Ты все-таки страшная женщина. Я знаю, что безразличен тебе. Но чтоб до такой степени беззастенчивости это демонстрировать. Ты хоть вообще-то понимаешь что для меня эта история? Эти смерти, исчезновение? Говорю, месяц из-за этого не сплю, не ем. Светка тоже исхудала вся. Ну, правильно, она меня любит, ей не все равно, посадят меня, снимут, выгонят… А я-то, идиот, обрадовался, тебя увидев! Думаю, милая моя утешить пришла. – Он вяло отмахнулся. – У тебя дело какое-то ко мне?

Александра виновато посмотрела на него.

– Валерий Петрович… – Почему-то она всегда подчеркнуто звала его по имени-отчеству и на «вы». – Валерий Петрович, ну простите. Вы же знаете, я – как таможенная собака, натасканная на наркотики. Чуть что где чую, какую тему… Я вам ужасно сочувствую, честно. Ну простите, ну Христа ради! Все это так страшно, что вы рассказали. Я просто растерялась. Но знаю – ничего плохого с вами не случится! Вы-то в чем виноваты?!

– А-ах! – Он махнул рукою, оттаивая. – Захотят, так найдут, в чем. Найдут! – С улыбкой поглядев в озабоченное лицо Александры, поднес ее руку к губам: – А теперь порадуй меня, скажи, чем могу быть тебе полезен?

Александра вынула из сумки и положила на стол удостоверение в бордовой обложке с золотыми буковками: «Институт Экологии Обимурского отделения АН».

Овсянников раскрыл удостоверение – и шепнул, словно у него сел голос от неожиданности:

– Сергей! Это Сергей. Где ты взяла? Где нашла?!

– Не я нашла, а наш водитель, Саша его зовут, в студийном «уазике». С месяц назад мы возвращались из Богородского, со съемок. После этого Саша даже приболел… да и мы все были не в себе. Недавно он что-то искал – и за сиденьем нашел эти корочки. Принес ко мне. Этого человека, Сергея Хортова вашего, мы в тот вечер подвезли. Взяли его на шоссе, среди чиста поля. Сначала ничего неладного не заподозрили: думали, он с рейсового автобуса, ну, автобус там сломался. Добирался он до того самого поворота, под которым «кирпич». Может, в ваш Центр. А потом он чуть не на ходу вытолкнул меня из машины и убежал в тайгу!

Валерий Петрович резко замотал головой:

– Стой, стой! Ты что говоришь? Ты бредишь?! Ты говоришь, что вы везли Сережу Хортова… моего сотрудника, который пропал, когда погибли те двое? Ты говоришь, что Сергей вытолкнул – . – тебя из машины, а сам скрылся?! Ты что говоришь, а? Ты серьезно думаешь, что это был он? Мало ли к кому могло попасть его удостоверение! Да и ночью как ты могла его разглядеть?

– Он ли это был! – Александра снова вгляделась в фотографию, где каждый штрих знала уже наизусть. – Ночь, вы говорите? Ничего себе! Да там было светло как днем! Я рассмотрела его абсолютно четко! Он, он! – Александра ткнула пальцем в снимок…

Почудилось, отманикюренный ноготок нажал на какую-то потайную кнопку. Мертвенным, серебристым светом налились вдруг эти черты, шевельнулись… нет, не может быть. шевельнулись по-звериному уши, сверкнули глаза… Снова, все снова!

– Хорги! – невольно выкрикнула Александра слово, услышанное тогда, на обочине. Она отшвырнула удостоверение, но вскочить, убежать – ноги не слушались.

На лице Овсянникова только недоуменный испуг. Как же он не видит! Почему же он не видит?!

Ее трясло как тогда, в ту ночь. Ужас вернулся.

Она смутно поняла, что Валерий Петрович склонился над ней, прижимает к себе, ощутила его поцелуй.

«Воспользовался беззащитностью бедной девушки!»

Привычная, спасительная ирония вернула Александру к жизни.

Поняв, что она пришла в себя, Валерий Петрович неохотно отошел, сел за свой стол.

Помолчали. Потом он вызвал Тамару, которая несказанно удивилась, что Александра проникла сюда без ее ведома.

Тамара принесла чай. Она порывалась напомнить о каких-то делах, звонках, но Валерий Петрович объявил, что его «нет ни для кого».

Потом они с Александрой медленно выпили чай. Потом Овсянников процитировал свое любимое из Борхеса: «Нет такого интеллектуального упражнения, которое не принесло бы пользы», – и Александра подробно рассказала о событиях того вечера.

Закончив, она снова открыла удостоверение Хортова и долго всматривалась в его фотографию.

Твердое, резкое лицо человека, которому под сорок. Холодные светлые глаза. Костюм, галстук. Ничего страшного, ничего зловещего. Неужели это был он?!

К тому времени, когда Валерий Петрович на своей «Мазде» отвез Александру домой, она совсем было успокоилась. Правда, интеллектуальные упражнения так и не принесли пользы…

Они стояли у подъезда Александры. От мороза, внезапно и безжалостно стиснувшего город, кололо в носу. Александра сразу застыла, ей ужасно хотелось домой, в тепло, но Валерий Петрович медлил, держа ее руку у губ, и она вежливо топталась рядом с ним.

– Не помню в начале ноября таких морозов. Сегодня сколько? Тридцать пять? Даже слезу выбивает.

Александра кивнула. За этими словами она слышала другое: «Мне бы лучше подняться к тебе. Не гони меня в эту черную ледяную ночь! Не гони меня от себя!»

– Ничего особенного, – сказала Александра с тоской. – Мороз да и мороз.

Вздох разочарования слетел со стылых губ Валерия Петровича в виде облачка.

– Ну хорошо. Завтра созвонимся. Надо еще подумать. Или зайдешь ко мне, или я на студию заеду.

Александра кивнула, обрадовавшись этому «на студию», перебирая замерзшими ногами.

Валерий Петрович осторожно приложился к ее твердой от мороза щеке. И не успела Александра отстраниться от его сразу потеплевших губ, как что-то мягко ударило ее по голове!

Валерий Петрович резко толкнул Александру, загородил, вскинув руки, защищаясь от какого-то бесформенного предмета, нависшего над ним. Наконец он сбросил свою пушистую рыжую шапку вместе с чем-то вцепившимся в нее прямо на тротуар.

Александра опасливо нагнулась.

Это была птица. Огромная, ширококрылая!

Читайте также:  Хризиптера шпрингера

Разжав когти, птица рванулась. Александра вскрикнула…

От ее крика птица испуганно метнулась, бестолково взмыла поперек дороги и с маху ударилась в летящее мимо такси.

Машину даже слегка занесло, но она не остановилась. А птица, словно узел тряпья, отлетела, тяжело упала под ноги Александры. И в неверном свете фонаря она разглядела, что веки у птицы были смерзшимися, обледенелыми…

Птица ничего не видела, потому и шарахалась бестолково. Потому, наверное, и погибла, сослепу залетев в город и не найдя дороги в ущельях улиц!

Сразу вернулось все: и тоска, и ужасы, и одиночество, и все горе, и все обиды. Отшвырнув руки Валерия Петровича, Александра бросилась в подъезд, но у нее еще хватило сил добежать до своей квартиры и дать волю слезам, только захлопнув за собою дверь.

Я опасался лишь одного – что память моя оставит меня. Это последнее прибежище человечности!

Но нет. Время льется, струится – я же четко помню все, что происходило со мною. Да, память – тяга почище Святогоровой сумы!

Я помню сон, с которого все началось.

Снилось мне, будто я заплутался в тайге и долго брел наугад, пока ноги не утратили опору, и я не покатился кубарем куда-то… уж не в преисподнюю ли? Да нет, всего лишь в волчью яму. Вернее, в ловчую яму!

Была она глубока, крута, осклизла, и все силы мои иссякли в бесплодных попытках выбраться.

Я кричал – мне не отвечали, ибо ответить было некому: слышали меня лишь тайга да ночь.

Не раз солнце и луна сменяли друг друга на небосклоне – я только и мог, что полубезумно наблюдать их чередование, жуя траву, проросшую кое-где на склонах ямы.

Так отчетливо было это видение, что по сию пору помню я, как иссохло мое горло от жажды и спазмы голода терзали желудок.

И вот, когда, вконец обессилев и вконец отчаявшись, я упал на дно своей ловушки, своей разверстой могилы, и поднял меркнущий взор, я услыхал вдруг голоса.

Вельш-корги – энергичная, активная, крепкая собака.

Это компактная порода пастушьих овчарок.

Первый – с округлыми ушами и пушистым длинным хвостом.

Уши вторых более острые и у них купированный, либо врожденно короткий хвост.

Описание породы

Помесь вельш-корги и хаски называют корги-хаски или хорги, популярность новой породы набирает обороты, и круг ее любителей быстро растет.

Смесь отличает длинный корпус на коротких лапах, она небольшого роста и среднего костяка. Окрас необычайно многообразен – любые сочетания белой, серой, рыжей и черной шерсти, включая крапчатость, пятнистость и триколор.

Порода «Хорги» не признана РКФ и FCI.

Что взяла в себя помесь от вельш-корги

Чаще всего гибрид вельш-корги и сибирского хаски берут свой небольшой рост, длину лап и формат корпуса, размер головы и лукавое выражение морды от корги.

Послушание и отличный контакт с владельцами – эти качества маленькой овчарки ярко выражены и у представителей хорги.

Какие черты переняла от хаски

Стоячие треугольные небольшие уши, разрез и цвет глаз, окрас головы, саблевидный, приподнятый хвост, тип и структура шерсти – наследие сибирского хаски.

Черты хаски, которые ярко проявляются в представителях помеси – выносливость и сила, умение долго выполнять монотонные действия.

Характер питомца

Корги-хаски – очень смелая, подвижная, доброжелательная, задорная и выносливая собака.

Темперамент – общительный, сдержанный. Эти собаки с любопытством и интересом исследуют окружающий мир, всегда готовы к общению. Хорошо поддаются дрессировке.

Любят активные игры, прогулки и путешествия. Обладая мягким характером, редко проявляют охранные качества.

Не агрессивны к людям и другим животным (кобели хорги могут проявлять агрессию к другим кобелям).

Как выглядит на фото

Рост метиса вельш-корги и хаски – до 40 см, вес – 15-18 кг. Собака умеренно-растянутого формата, длина корпуса на 20-30% больше высоты в холке.

Голова с неширокой, длинной мордой, стоячие остроконечные уши, сильная шея, крепкая спина, короткие лапы – отличительные черты породы.

Линия верха – прямая, иногда восходящая к основанию хвоста.

Постав передних конечностей прямой, параллельный, реже – бочкообразный. Шерсть густая, средней длины, с выраженным подшерстком, на бедрах и нижней стороне хвоста – более длинные очесы.

Корги-хаски бывают однотонного, двух- и трехцветного окрасов. Часто встречаются собаки с темным корпусом и светлыми мордой, лапами, животом.

Цвет глаз – карий, от светлого до темного, возможно – с вкраплениями голубого на радужке, иногда один или оба глаза – голубые.

Плюсы и минусы

Положительные качества хорги:

  • Чистоплотность.
  • Обучаемость. Собаки обладают высоким интеллектом, охотно идут на контакт с хозяином.
  • Не слюнявые и практически без запаха.
  • Легко переносят морозы благодаря теплому меху.
  • Отличные компаньоны в активных прогулках.
  • Компактный размер позволяет содержать собаку в небольшом пространстве.

Недостатки:

  • В силу своего активного темперамента без продолжительных прогулок могут хулиганить дома.
  • Обильно линяют, во время линьки нужно вычесывать для ускорения процесса выпадения шерсти.
  • Длинный формат собаки может вызвать проблемы с позвоночником. Необходимо ограничивать прыжки, не допускать самостоятельного спуска по лестницам в молодом возрасте (до года).

Продолжительность жизни и здоровье

Хорги обладают завидным здоровьем и долголетием, средняя продолжительность жизни при хорошем содержании и уходе – 12-15 лет.

Следует особо обращать внимание на возможные проблемы с позвоночником, глазами, кожей и шерстью. Необходимо ограничивать рацион – хорги склонны к ожирению.

Особенности содержания и ухода

  • Хорги должны получать полноценный рацион, но этих собак нельзя перекармливать, они склонны к ожирению – владельцы должны контролировать объем пищи. В период активного роста, в пожилом возрасте, во время сильных физических нагрузок рекомендуется вводить в рацион хорги витаминно-минеральные комплексы, направленные на поддержку суставов, сердечно-сосудистой системы, укрепление иммунитета.
  • Нужно следить за состоянием зубов. При появлении налета, зубного камня – зубы чистят, если в домашних условиях с этим справиться не получается, надо обратиться в ветеринарную клинику.
  • Проводить дегельминтизацию собаки рекомендуют раз в 3-4 месяца. Препарат подбирают с учетом веса собаки.
  • Прививать хорги необходимо ежегодно комплексной вакциной против основных инфекций и бешенства. Вакцину ставит ветеринар в клинике. Также возможна самостоятельная постановка дома, при условии хранения вакцины в холодильнике.
  • Для поддержания здоровья кожи и шерсти рекомендуется расчесывать собаку дважды в неделю, в период линьки – ежедневно.
  • Стричь когти два раза в месяц. Отросшие когти мешают собаке ходить, могут вызвать нарушения в поставе лап, артрит.
  • Моют хорги примерно раз в месяц, с использованием увлажняющего шампуня и кондиционера. Лапы и живот моют после прогулок в сырую и грязную погоду.

Важно полностью просушивать собаку.

  • Корги-хаски очень активные собаки, требуют длительных прогулок. Для приучения к туалету со щенком нужно много и часто гулять, тогда процесс проходит быстро.
  • Собаки обладают высоким интеллектом, легко и с удовольствием дрессируются. Обучение собаки можно начинать с появления щенка в доме. В первую очередь приучают собаку к кличке, месту, туалету на улице. Базовым командам, таким как «сидеть», «лежать», «ко мне», «рядом», «место» – обучать с 1,5-2 месяцев.

Кормление собаки

При кормлении натуральной пищей необходимо учитывать все потребности хорги в питательных веществах и витаминах.

Объем корма рассчитывается исходя из веса и желаемой кондиции собаки.

Суточная порция вычисляется следующим образом: для щенков и юниоров – 5-7% от веса, для взрослых собак – 3-5%.

В рацион входят:

  • Мясо. Говядина, курица, индейка, нежирная свинина. 60% от суточной нормы в период роста, 30-40% — взрослым собакам.
  • Каши. Рис, гречка.
  • Кисломолочные продукты. Творог, кефир, ряженка.
  • Овощи и фрукты. Морковь, огурец, кабачок, тыква, яблоки, груши.
  • Витаминно-минеральные подкормки.

При кормлении сухим кормом владелец должен следить за ингредиентами и качеством корма. Ветеринары рекомендуют кормить собак кормами не ниже премиум класса.

В них содержится достаточно питательных веществ, мясо и субпродукты, витамины. У собаки всегда должна быть чистая питьевая вода.

Сколько стоит щенок?

Купить щенка хорги можно за 15-25 тысяч рублей.

Помесь вельш-корги и сибирского хаски – очаровательный и верный друг, идеально подходит для семей с детьми содержания в квартире.

Полезное видео

Из видео вы узнаете о плюсах и минусах породы собак «Вельш-корги»:

Ссылка на основную публикацию
Хаски уход и содержание в частном доме
Вряд ли кто-то останется равнодушным, встретив на прогулке умный пронзительный взгляд прозрачно-голубых глаз собаки с необычным окрасом, делающим ее похожей...
Форум энгистол
если с летом, то 5.меня больше мононуклеоз волновал в плане последствий п.с. и назначен он был иммунологом для восстановления иммунитета...
Фосфалюгель для собак как давать
Каждый любитель животных знает, что его хвостатые подопечные могут заболеть точно так же, как и любой человек. При этом, можно...
Хаски фото цена в беларуси
Щенки Сибирского Хаски, девочки с голубыми глазами. Щенки от Чистокровных родителей. Приезжайте, могу показать маму и папу щенков. Вся подробная...
Adblock detector